15.ip-51-83-99.eu

404

Page Not Found

The page you were trying to reach does not exist. Or, maybe it has moved. You can start again from home or go back to the previous page.
От чистого сербства
 

Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Публикации От чистого сербства

От чистого сербства

E-mail Печать
    

В октябре парламент Сербии ввел уголовную ответственность за участие в вооруженных конфликтах за рубежом. Только этих ребят уже не остановить: они либо в Донбассе, либо на пути туда. "Мы за русских и против НАТО",— объясняют сербские добровольцы

     

Фото и текст: Ксения Иванова

     

Сколько бы в Европе ни осуждали Россию и ни грозили ей санкциями и НАТО, поговорка "Нас и русских — 300 миллионов" в Сербии никогда не выходит из употребления. Цифры давно изменились, после того как распались СССР И СФРЮ, их впору сократить вдвое, но чувство, вложенное в эти слова, живо, даже несмотря на то, что нынешние власти поставили Белград в очередь на прием в ЕС. А как иначе? Россия помогала сербам освободиться от почти 500-летней турецкой оккупации, вступилась за них в Первую мировую. Имена гусарского полковника Николая Раевского, погибшего на войне с турками, и генерала Петра Врангеля, прах которого захоронен в Белграде (он жил в Сербии после эмиграции из Советской России), для сербов святы, а татуировки c портретами Николая II и Владимира Путина красуются на спинах молодых сербов-националистов. Точно так же и нынешние сербские добровольцы спешат защищать русских в Восточной Украине — в память о том, как русские добровольцы ехали на Балканы в 1990-е. Нюансы не в счет: сербских добровольцев не останавливает ни то, что на помощь к ним в свое время ехали и православные украинцы, ни наказание до 10 лет тюрьмы, прописанное для них в новом законе. "Огонек" поговорил с добровольцами.

     
     
     
     

Фото: Ксения Иванова

     
     
     

Деян (имя изменено), 27 лет, проходил службу в регулярной армии Сербии. Работал официантом, собирался на Восточную Украину в октябре

     

— Я иду воевать за православных и за русских братьев, которые вольны выбирать свою судьбу. В Новороссии та же история, что у англичан с Шотландией, у сербов с Косово, у испанцев с Каталонией. Не могу сидеть и ждать, пока война придет в Сербию. Я готов идти куда угодно против НАТО и США, против корпораций и антинационалистов.

     

Разве украинский народ для тебя не братский?

     

— У меня нет к ним ненависти, но у меня есть ненависть к тем, кто нападает на русских. Я хотел поехать сразу же, как все началось, но не знал как. Я знаю, что иду воевать за правое дело. Это война между дьяволом и Христом, понимаешь? Апокалипсис рядом.

     

— Как относятся близкие к твоему шагу?

     

Слушай, я три с половиной года сидел в тюрьме по политическим причинам. И отец всегда говорил мне: делай то, что ты считаешь необходимым. Так что я не хочу сожалеть в будущем о том, что не сделал этого. Мои родители еще не знают о моем решении, скорее всего будут останавливать меня, а мне будет очень тяжело видеть, как плачут мама и сестра. Но я все равно поеду. Уверен, Бог спасет меня. Своей будущей жене я всегда говорил, что, если случится война, я поеду. Но пока моя невеста тоже не знает... Я скажу ей после свадьбы.

     
     
     
     

Фото: Ксения Иванова

     
     
     

Душан, 36 лет, с 1998-го по 1999-й в качестве оператора системы ПРО воевал в Косово, был ранен. После войны работал охранником. Сейчас в Донбассе.

     

— Что я был бы за человек, если бы сейчас не помог русским? Слишком много русских сложили свои головы в Сербии в Первую мировую войну и в 1990-е. Всю историю русские спасали Сербию. Мы — братья, а у меня есть свои моральные обязательства, и у меня есть совесть.

     

Значит, ты готов сражаться только за русских?

     

— В Новороссии есть край Славяносербия (часть территории Луганской области по реке Северский Донец, основана как военно-земледельческое поселение.—"О"), где в XVIII веке было большое поселение сербов. Там жили и живут моилюди. Я за свободу для всех, но в первую очередь для православных. Из-за веры всегда были войны. У меня есть несколько друзей среди мусульман... И я уважаю их до тех пор, пока они уважают меня.

     

— Как относится к решению твоя девушка?

     

— Она не хочет отпускать меня. Для нее важны семейные ценности, дом, дети. Она боится, что я не вернусь. Но я вернусь!

     
     
     
     

Фото: Ксения Иванова

     
     
     

Радомир, 44 года. С 1989-го служил в военном подразделении "Кобра", снайпер, воевал в Боснии, Хорватии и Косово. Сейчас в Донбассе.

     

— С 1996 года я работал пресс-секретарем в антитеррористическом подразделении до прихода к власти "желтых" (ориентированная на ЕС партия Бориса Тадича.— "О"), в 2006-м меня вместе с другими профи уволили. Потом был журналистом, но из-за критической позиции к прозападной политике властей работать не дали. А как мне еще к ним относиться? Посмотри на ту же Болгарию с Румынией. Не хочу, чтобы моя страна стала еще одной провинцией Европы. В Сербии ничто не держит: мой дом в Боснии уничтожили, на работу не берут.

     

Поэтому ты едешь в Донбасс?

     

— Я еду туда по зову ума и сердца, мне никто не платит. Иду воевать за свой народ, для меня русские и сербы — один народ, мы — братья. Мы смотрим на Сербию как на свой дом, а на Россию — как на свое Отечество. У меня есть опыт и знания, я могу передать ополченцам Новороссии. Возможно, буду инструктором, а если понадобится, и сам возьму оружие в руки.

     

— У тебя есть семья?

     

— Живы родители, сестра. От первого брака дочь, ей 13 лет. Два последних года с подругой живу (их прощание в аэропорту на фото.— "О")... Вся семья, кроме нее, не знает о моем выборе. Но я оставлю письма, где все объясню.

     

— Ты едешь надолго?

     

— Я буду там до конца. То, что происходит на Украине,— это битва между Добром и Злом, между Востоком и Западом. Апогей будет в следующем году. Надеюсь, никто не нажмет на красную кнопку.

     
     
     
     

Фото: Ксения Иванова

     
     
     

Здравко, 37 лет. В 1996-1997 годах воевал в Косово в составе регулярной армии, затем добровольцем до 1999 года. После войны работал маляром.

     

— В мае я поехал в Луганск, защищал там аэропорт с товарищами, затем вернулся в Сербию к семье. Сейчас обратно собираюсь на два месяца, а потом уже домой насовсем. У меня жена и двое детей, надо им помогать...

     

— Почему ты тогда, в 1997-м, решил остаться на войне в Косово добровольцем?

     

— Чтобы защитить свой народ и землю. Отец и брат тоже воевали, тогда почти все после армии пошли в добровольцы. И в Луганск я поехал, чтобы помочь моим русским братьям, вернуть им долг. Этого достаточно для того, чтобы рисковать своей жизнью. У нас одна вера, мы один народ.

     

— А украинцы?

     

— Я их различаю по вере: если православный — значит брат, если католик — нет.

     

— Сколько еще будет длиться конфликт на Украине?

     

— Думаю, он там скоро закончится из-за газа: холодно станет. Но третья мировая уже началась — как информационная и экономическая. А пока они нападают на нас с оружием, мы будем защищать себя таким же способом...

     
     
     
     

Фото: Ксения Иванова

     
     
     

Драган (имя изменено), 22 года, военную подготовку не проходил. Студент политического факультета. Собирался уехать в октябре.

     

— Есть три причины, по которым я еду в Донбасс. Первая: русские — наши братья, которые не раз помогали сербам. Во-вторых, я — за православие. В-третьих, против НАТО, которое бомбило нашу землю и поддерживает Западную Украину.

     

— Твоя семья пострадала во время войн в Югославии в 1990-е?

     

— Вся моя семья родом из деревни Кравица (это близ Сребреницы, Республика Сербская в Боснии.— "О"), которую 7 января 1993 года боснийские мусульмане сожгли дотла и убили около 100 сербов. У моего дяди они там убили жену и детей. Дядя был полковником и потом участвовал в операции по освобождению сербов в соседней Сребренице. После войны Гаагский суд приговорил его к тюремному заключению. Сейчас он в тюрьме Стокгольма. А многие военные преступники, которые убивали сотнями сербов и жгли наши церкви, сейчас на свободе. Тогда как наших нормальных ребят, защищавших свои семьи, НАТО посадило за решетку.

     

— Ты считаешь, что война скоро будет в Сербии?

     

— Я надеюсь на это! В первую очередь хочу, чтобы она началась против албанцев в Косово. Мы можем отобрать нашу землю только с оружием. Думаю, в Новороссии я приобрету хороший опыт, который поможет в будущем сражаться за мою землю.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2595246

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте


ВЫЖИВАЕМ

Русский образ

Дивеевские ...
Image Detail
4595
Image Detail
Думай о буд...
Image Detail
Картина Оле...
Image Detail
5
Image Detail

Яндекс цитирования