15.ip-51-83-99.eu

404

Page Not Found

The page you were trying to reach does not exist. Or, maybe it has moved. You can start again from home or go back to the previous page.
Илья Ламзин: "Община – это единственное, что правильно и что верно…"
 

Русская Община

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Начало Община Илья Ламзин: "Община – это единственное, что правильно и что верно…"

Илья Ламзин: "Община – это единственное, что правильно и что верно…"

E-mail Печать

alt

Ламзин Илья, товарищ атамана Дивеевского хутора Нижегородского отдела Западного округа Волжского казачьего войска

 

Илья, расскажите, как был создан ваш хутор, когда? Сколько у вас казаков?

Создан наш хутор был в 2009 году. Община наша существовала и раньше, но именно в этом году волжане пригласили нас к себе вступить к себе. Пообщавшись с ними, мы поняли, что  там – природные казаки, которые чтят традиции, выбирают атамана. Нас ничего не насторожило, и мы приняли решение вступить в Волжское казачье войско.

 

В настоящее время у нас 6 взрослых казаков: двое сейчас на испытательном сроке и четверо постоянных. Почти все (кроме одного) природные казаки, одинприписной. Мы, как и положено, выбираем атамана, все вопросы решаем на кругу и сходе. Молодых казаков мы не причисляем пока, потому что по закону в реестровое войско казак может вступить только в 18 лет. Таких молодых казаков, прошедших испытательный срок, у нас тоже 6 человекТо есть, в общей сложности у нас 12 человек, не считая семей.

 

Какие основные направления работы вашей общины?

Хозяйственной деятельности пока что мы не ведем.  У нас у каждого есть свое личное хозяйство, но общего хуторского хозяйства у нас пока нет. Основное направление у нас – это работа с молодежью. Мы с моим товарищем ведем военно-патриотическую работу в клубе «Град» по всем дисциплинам, связанным с лесом (ориентирование, разведка, диверсионная и противодиверсионная работа).

 

В какой форме у вас представлено военно-патриотическое направление?

Мы делаем полевые выходы, разведывательные выходы – в зависимости от поставленных задач. Все, что мы преподаем и показываем, все связано с работой на природе. Это  и ориентирование в лесу, и работа со страйкбольным оружием. В клубе «Град», на базе которого и проводятся эти занятия, занимаются не только 6 наших молодых казаков, а 20 молодых ребят.

Полевой или разведывательный выход обычно включает в себя тактические занятия и военно-тактические учения. Мы делим наших парней на две, иногда на три части, даем какие-нибудь вводные. Всегда имеется арбитр, судья, который контролирует ход учений, и две или три разные стороны, которые выполняют поставленные задачи. Задача может быть любой: и поиск противника, и захват дота, и встречный бой и т.д. Мы бы хотели заниматься еще и работой в зданиях, в помещениях, но у нас просто нет для этого базы.

 

Скажите, Илья, у вас присутствует казачья культурная составляющая?

Конечно! Но этим мы занимаемся только с казачатами. Мы не видим смысла давать казачью составляющую, казачью культуру всем подряд – не потому, что это какой-то секрет, а потому, что неказакам это будет неинтересно. Человек, который занимается казачьей культурой, должен понимать ее, должен знать ее историю, должен быть заинтересован. Иначе это будет профанацией.

 

А в каком виде у вас это следование традиции?

Ну, во-первых – это казачьи песни. Казачьи традиции как таковые сами по себе. Обязательное воцерковление. У нас в общине есть казаки разной степени воцерковления, но невоцерковленных нет. Это общая взаимовыручка. У нас люди разбиты на пятерки. Если происходит какая-то ситуация, которую можно оперативно решить без обращения в органы власти, то тут помогает обычная казачья взаимовыручка. Казак может и должен рассчитывать только на себя – ни на органы власти, ни на какие-либо правоохранительные структуры. Только на себя и на своих братьев-казаков. Такова наша идеология. Она понятна нашим казачатам, понятна и близка. Человек чувствует себя в этом случае частичкой общины, он чувствует, что за него вступятся.

Также мы воспитываем культуру работы с оружием – с шашкой, нагайкой, ножами…

 

А участвуете ли вы в каких-либо празднованиях – Масленица, Святки?

В Масленице организованно мы пока еще ни разу не участвовали. Если участвовать, то нужно на областном уровне, а не на внутреннем, потому что нас слишком мало.

 

А в Дивеево это есть как явление?

 

В Дивеево есть так называемая «Дивеевская слобода», лужковское строение. Там они проводят праздник для богатых, а празднеств для простого человека в Дивеево практически нет. Создается некая видимость местным Домом Культуры. Но ни стеночных боев, ни каких-либо подобных забав там нет.

 

А как решаются вопросы безопасности в вашей общины? Ведется ли какая-либо деятельность в этом направлении?

Тут есть два момента. Это безопасность окружающего нас населенного пункта и безопасность именно внутренняя, наша. Что касается безопасности общей – например, Дивеева и окружающих деревень, то в этом плане мы минимизируем усилия – у нас все-таки еще недостаточно сил, чтобы наладить какой-то казачий патруль. А идти на поклон к администрации или милиции, выпрашивать себе ярмо на шею мы не хотим.

 

А к вам не обращались с просьбами о подобном сотрудничестве?

Ни администрация, ни милиция пока  не обращались к нам с такими просьбами. Единственное – мы уже второй год осуществляем охрану периметра, когда приезжает Святейший Патриарх. Это у нас официально, от Нижегородской епархии. Приезжают казаки с отдела, и мы в общем строю обеспечиваем охрану внешнего периметра.

Что же касается безопасности казачьей общины… Мы, глядя на то, что творится в мире,  пытаемся прогнозировать ситуацию в России. Мы прорабатываем всяческие схемы, которые можно будет применить для защиты своих семей и общины, чтобы не дать мародерам. Уголовным элементам или просто отморозкам повредить нашей общине, нашим семьям. Мы живем не компактно, в разных местах Дивеево, но сейчас у нас есть планы построить казачью управу (для чего нами было приобретено 12 соток земли), надеемся, что получится ее построить укрепленной, чтобы в случае чего там можно было бы держать оборону. Это – задача-минимум. Задача-максимум – это при возникновении ситуации типа ливийской или тунисской – контролировать Дивеевский район. Сейчас государство приняло ряд хороших законов, которые позволяют казакам, входящим в реестр, заниматься любой деятельностью по обеспечению безопасности, борьбе с терроризмом и т.д. Пока это на бумаге. Но ежели в стране начнется беспредел типа тог что происходит сейчас на востоке, то, думаю, казакам будет включен «зеленый свет»  на обеспечение порядка. Потому что в милиции, в других правоохранительных органах  нет идеологии. При малейшем каком-то конфликте. Потере связи с центром. Они все разойдутся по домам. Ибо сейчас у них нет внутренних связей. Кто же тогда будет обеспечивать порядок и охранять народ? Большой вопрос. Мы же, казаки, как сила, которая идеологически крепкая (под идеологией я понимаю вопрос веры), не сможем уйти или смотреть, как сжигают или громят храмы. В этм случае нашей задачей становится обеспечение Дивеевскому монастырю безопасного существования. И пусть мы сейчас не несем никакой службы в Дивеево, мы невостребованы. Но в случае какой-либо угрозы для храмов, священников или простых людей мы не сможем стоять в стороне.

 

А какое у вас сейчас взаимодействие с монастырем?

Батюшка, который нас снабжает учебно-материальной базой для работы в «Граде», еслия не ошибаюсь, как раз назначен митрополитом Нижегородским   ответственным за военно-патриотическое воспитание. Он служит в монастыре. Все контакты с монастырем у нас проходят через него.

 

Есть ли у вас духовное окормление?

У нас у каждого есть духовный отец –не у всех один, правда. Есть окормляющий нас священник – тот, через которого мы ведем всю работу. В клубе «Град» батюшка ведет духовную работу с молодыми казачатами, проводит духовное воспитание.

 

Возвратимся к хозяйственной деятельности вашей общины. Вы сказали, что

Того у вас еще пока нет, но вы не исключает е этого направления в будущем. Какие у вас на этот счет идеи?

Идей-то много, только денег нет. Сейчас, если Бог даст и у нас все получится с нашей казачьей управой, хотим на хуторской территории поставить помещение для содержания бычков. Мы хотим их покупать весной, откармливать за лето, а осенью сдавать их на мясо. Это – самое простое. Другие, более сложные варианты, мы пока не рассматриваем.

 

Каким образом осуществляется в вашей общине самоуправление?

Все традиционно: проходят круги, сходы. На сходах решаются вопросы, не входящие в компетенцию атамана (принятие новых членов в общину, какие-либо глобальнрые вопросы). Те же вопросы, которые можно решить сейчас и не требуютсанкции всего схода.решаются атаманов или его заместителем.

 

Вы употребляете слово «община». Как вы видите перспективы ее развития?

Ну, я вообще вижу ее, эту перспективу, как единственно возможную. Наше хуторское общество образовалось  не на базе Волжского войска, а на базе общины. Казаки стали вместе общаться… Ведь в чем суть общины? Сначала начинаешь вместе общаться, потом ты начинаешь помогать друг другу, потом начинают общаться ваши дети, семьи. И это уже получаются не просто друзья, это – именно община, которая в трудную минуту тебя выручит, защитит тебя, даже если ты неправ. Да, накажут по внутренним законам, но внешним не отдадут. Община – это единственное, что правильно и что верно…

 

Подобная форма в постиндустриальном обществе выглядит со стороны несколько архаично… Некоторые открыто смеются – мол, возвращение в первобытнообщинный строй…

Дело не в терминах, а в выживаемости. Конечно, можно быть независимым, можно жить одному, но это хорошо делать, когда ты находишься в цивилизованном мирном мире, когда нет врагов, завистников, когда спокойная ситуация в стране. Кроме насущной необходимости, есть духовная необходимость в общении. Можно, конечно, отказаться, уйти и жить одному. Но зачем, если есть близкие по духу люди? Мы не искусственная община, которая пытается привлечь к себе народ. Мы никого не тянем к себе. Кто к нам пришел и попросился к нам сам, кто хочет с нами общаться, на того мы уже смотрим, советуемся друг с другом, не боимся задавать вопросы ему, в том числе и не самые удобные – что он хочет получить от общины, готов ли он жертвовать личным временем?  И уже смотря на то, как отвечает человек, смотря ему в глаза, мы понимаем, что он хочет, чего он чувствует.

 

Спасибо, Илья!

 
Loading...

Друзья сайта

Всеправославная социальная сеть

Молодёжный сайт

Баннер ОКВ СкР

Интернет-магазин ДЕЛОКРАТ

Православные МО

Мы в сети

[info]rusobschina в Живом Журнале

Наша группа ВКонтакте



Яндекс цитирования